Материалы
для скачивания
СКАЧАТЬ
ПРАЙС-ЛИСТ
Android
приложение
Как купить
Контакты
Время работы
В мире растений

  Газета
  Наши советы
  В мире растений
  Зеленая жизнь
  Интересные заметки о растениях
  О питомниководстве
  Учеба
  Пресса
  Среда обитания
  Видео
Вход в личный кабинет


Размер шрифта: А А А А

Испытания садовода. По следам Карела Чапека


Об авторе

Уважаемые читатели!
Позвольте представить нового автора - ИГОРЯ ГОРИНА. Нового - поскольку это его дебют в сети интернет, а в среде профессиональных ботаников Игоря Горина считают едва ли не самым авторитетным знатоком рододендронов открытого грунта. Книга автора "Рододендроны. Сорта и выращивание", выпущенная издательством "Агропромиздат" в 2002 году пользуется большой популярностью среди любителей-энтузиастов.

Не менее известен он и как создатель уникального декоративного сада на Карельском перешейке, где под пологом сосен приютились десятки редчайших видов рододендронов и других интересных растений. Любителям поэзии и музыки Игорь Горин известен как поэт, подаривший читателю множество тонких и изысканных стихотворений, а также как автор музыкально-поэтических композиций, неоднократно звучавших на петербургском "Радио-Классика" в 90-е гг.

Вашему вниманию предлагается интернет-версия книги "Испытания садовода. По следам Карела Чапека", выпущенную в свет издательством "Борей" 7 лет назад. Содержание книги представляет несомненную ценность для всех, кто любит природу, цветы и поэзию и при этом не чужд чувства юмора. Интернет-версия дополнена прекрасными авторскими фотографиями и надеюсь, что будет по достоинству оценена.

Константин Коржавин

О Чапеке, садах и о себе

Человек, по чьим следам написана эта книжечка, однажды признался: "Белые паруса манили меня вдаль сильнее, чем белая бумага, на которой я все равно не открою новой земли". Ну, он-то как раз открыл - если не континент, то по меньшей мере архипелаг. А вот на что могу рассчитывать я, вторгаясь на один из чудеснейших островов этого архипелага, именуемый "Годом садовода"? В ту пору, когда Чапек совершал это плавание, многие его собратья по... не знаю, как бы это метафорично сказать... словом, по перу попрекали его в равнодушии к судьбе родной Чехии /позднее они раскаялись/. Мне в этом плане бояться нечего, но не потому, что в моей стране жизнь безоблачна. Причина моего бесстрашия другая: у меня нет и никогда не было собратьев, все свои "плавания" я совершаю в одиночку, и если хоть несколько человек могут впоследствии порадоваться моим маленьким открытиям, я уже счастлив. Мне кажется, что мои многолетние странствия с лопатой и граблями позволили мне обнаружить несколько относительно девственных уголков; туда-то я и приглашаю читателей.

Карел Чапек был не первым большим писателем, кто поведал нам, что сад не просто место, где разводят цветы. Все нормальные люди так или иначе любят цветы; нас радует встреча с ними на природе, они украшают наши жилища, сопутствуют нам в минуты торжества и печали, рождения и смерти. И все-таки наиболее тесное общение человека с цветами возникает именно в саду, который, как сказал знаменитый английский физик Дж. Томсон, есть "книга особая, она отражает мир только в его доброй и идеальной сущности". А вот признание Гете: "Нигде я так остро не чувствую, как в саду, насколько тесно переплетаются преходящее и долговечное".

Разумеется, сады садам рознь, и есть разные причины, по которым человек - горожанин, не ботаник по профессии, - решает стать садоводом. Одни для спорта, полагая, что работать на свежем воздухе полезно для здоровья. Другие видят пользу в выращивании продуктов питания и зачастую ради этого здоровьем готовы пожертвовать. Обычно это выражается фразой: "Жить как-то нужно". Третьи любят цветы, этим все сказано. Но есть и четвертые, для которых создание сада является творческим актом; тут уже мало просто любить цветы: они становятся источником вдохновения, объектом познания мира и путем к самому себе.

Еще немного - и человек из хозяина сада превращается в служителя ему. Кстати, вот это различие, насколько я понимаю, и является главным в отношении к садам в Европе и в Японии: европейцы создают сады для себя, японцы для того, чтобы приобщаться к тайнам бытия. Сам-то я не был ни в Европе, ни в Японии и не берусь утверждать, что все, что стоит после слова "кстати" непреложная истина, к тому же из всякого правила бывают исключения.

Чапек, несомненно, исключение. Когда это с нами было? Когда впервые случилось, что

 

...он, покинув этот мир, меня увидел
И, руку протянув, повел по жизни.
И он печального меня привел в мой сад,
К моим цветам, гонимым осенью,
И вот что он сказал:


"Это обман зрения, что осенью цветы погибают: они тогда как раз нарождаются. Это обман зрения, будто деревья и кустарники голы: они усеяны всем, что на них появится и развернется весной. Вот этот высохший увядший многолетник - да он же весь кипит невидимою жизнью! Хруп, хруп! - земля трещит под натиском корней. Вот здесь и здесь, отсюда и досюда, в этих ноябрьских границах, забьет ключом весною жизнь - та, что внизу теперь куется. Садовод, милый, да ведь это настоящая весна! Весна круглый год, вся жизнь - молодость".

 

Много чего еще рассказал мне Карел - о цветах, о таинствах мира, и о себе самом, и обо мне: смешного, грустного, вдохновляющего, поучительного. Да, он такой, этот удивительный поэт, пророк и философ: с кажущейся беззаботностью ведет он нас солнечными тропинками бытия, шутит, иронизирует, но вдруг останавливается, и среди бела дня вы видите и зияющие у ваших ног бездны, и манящие звезды над ними, и, может быть, даже Бога.

Да, о многом мне поведал мой учитель. Посмотрим, что получится у меня.

С НОВЫМ ГОДОМ!
Глава социальная

 

 

Честь сообщить имею, господа:
Декабрь, Тюремщик вод,
Чей род старинный
Богоугоден был, венчая год,
Скончался.
Возблагодарим же Господа и встретим
Достойного наследника,
Январь, Снегов владыку!
Да будет не омрачено дождями
Светлое царствие его!
Поднимем же бокалы.
 

 

С Новым годом!Если Чапек и не был первым, кто черпал свое вдохновение в саду, то зато он первый обратил внимание на несовершенство календаря садовода:
"Черт его знает, почему в високосные годы именно этому вертлявому, катаральному, лукавому месяцу - коротышке прибавляют один день; уж лучше прибавлять один день чудному месяцу маю: пускай будет тридцать два. Вот это дело! С какой стати нам, садоводам, страдать?"

Вот тут-то меня осенило. Случилось это около трех лет назад, когда по всему некогда великому Союзу братских республик наперебой провозглашались суверенитеты. Я подумал: могу ли я остаться в стороне от этого всенародного движения? Нет! Мне есть, что сказать, и я вижу свой патриотический долг петербуржца поддержать инициативу придания особого статуса нашему прекрасному городу: пусть на зависть другим городам и народам у нас будет свой собственный...календарь! /Теперь-то можно признаться, что помимо патриотических побуждений во мне говорили и садоводческие. Притом я сознавал, что второго столь удачного момента уже не будет - теперь или никогда! Получилось второе, ведь еще мой учитель сетовал, что "о нас, садоводах, никто не думает. Оттого и идет все вкривь и вкось на этом свете"./

Начнем, так сказать, от печки. Ну чего ради Петру Первому пришло в голову праздновать Новый год зимой - темно, холодно, никакой радости на душе. Я понимаю еще в странах с тропическим или даже субтропическим климатом - им, в конце концов, все равно. Но механически переносить чужие обычаи на нашу русскую землю еще никогда не приводило к добру.

Спросите любого садовода, когда для него по-настоящему наступает новый год. Ответ будет однозначным: когда расцветают первые цветы. А это происходит не первого, как вы понимаете, января, а в лучшем случае в конце марта - начале апреля. Постойте, я ведь уже написал об этом в стихах!

 

Люди добрые, послушайте, идея:
А не перенести ли нам начало года
На март или апрель
И праздновать как "День Тюльпана"!
И елочки в лесах целее будут,
И света экономия -
Какой вклад в перес...
А черт, как скользко!..тройку!

 

Скользко это потому, что стихи я сочинял, добираясь до своего сада от железнодорожной станции по совершенно обледеневшей после недельных дождей дороге; было самое начало января. Так что к делу это, в общем, не относится. А теперь представим себе: тепло, светит солнце, в садах цветы, и душа преисполнена возвышенными надеждами. Но и практическая выгода, черт возьми! - незачем калечить леса, вырубая елки - цветов достаточно...впрочем, я повторяюсь.

Теперь относительно времен года. Что сейчас? - уравниловка: каждому отведено по три месяца. Но так ли это на деле? "Весна всегда подкрадывается неожиданно," - утверждал Карел Чапек. Бывает, ждешь ее весь март, ждешь в апреле, а когда, уже совсем разуверившись, решишь, что ждать больше нечего, вдруг раз! - в два-три дня снег сошел, и на влажной замусоренной земле появились анемоны, гелеборус и крокусы. Вот и выходит, что первым весенним месяцем правильно считать не март, а апрель, а начало Нового года, во избежание путаницы, придется отсчитывать с 1 апреля. Май разумеется тоже весенний месяц, хотя переход весны в лето обычно происходит столь незаметно, что даже не успевают отцвести тюльпаны, рододендроны и примулы.

Но, так или иначе, июнь и июль, как были, так и остаются летними месяцами. А вот август, как хотите, месяц осенний. И дело даже не в том, что это время расцветания хризантем, а в том, что начинается листопад, что можно снова сажать и пересаживать, а вот подкормки вносить уже как раз не рекомендуется - ну да садоводу говорить об этом излишне.

Итак, август, сентябрь, октябрь и ноябрь это точно осень. Иногда она продолжается и в декабре, но мой принцип, который следовало бы усвоить всем реформаторам, - не переделывать ничего без крайней необходимости. Поэтому с декабря по март, включительно, пусть будет зима. То есть это как раз те четыре месяца, в течение которых ничего не цветет. Разумеется, куда как заманчиво, если бы все эти месяцы были были чуть-чуть покороче, скажем по 28 дней, как февраль, а месяцы с апреля по сентябрь, соответственно, по 32 дня, - кто за?

Скажу прямо: я не идеалист и не больно надеюсь, что мои глубоко обоснованные и тщательно взвешенные предложения будут в два счета всеми оценены по достоинству. Новое вообще с трудом пробивает себе дорогу, а в одиночку и вовсе ничего не добьешься. А не создать ли нам "Партию садоводов"? Существует же "Яблоко", почему бы не быть... "Арбузу"?.. или нет, надо же, чтоб начиналось на "Гор"..."Гортензия"! Звучит! А уж как цветет /запаха, правда, нет/, до самых заморозков. Хотите стихи?

 

Гортензия,
Подруга хризантемы, дочь жасмина.
С последнею волною лета
Вскипела белой пеной! -
И застыла, обратилась в мрамор.
Лето схлынуло,
И обнажился пляж желтых листьев.
Хризантемы зажгли свои факелы,
Кое-где еще тлеют астры.
Она одна бледна, как алебастр,
Нетленная, как мумия,
Холодная, как иней, -
Гор - тен - зи - я.

 

Напишите мне, что вы обо всем этом думаете. Мы, садоводы, просто обязаны покончить с неравноправием, на которое сетовал Чапек. К тому же у нас теперь есть высокая цель: новый совершенный календарь для всех, не только для нас. Дух захватывает, как представишь, насколько полнокровней, радостней и экономически обеспеченней станет жизнь в нашем городе. И пусть соседи - эстонцы и финны кусают себе локти с досады, что сами до такого не додумались.

А пока я все это писал, в моем саду расцвел первый крокус. С Новым годом, друзья!

ТРОПОЮ ВОЙНЫ
Глава героическая

А теперь мне придется кое-кого разочаровать. Тех, кто думает, что разводить в саду красоту сплошное отдохновение для души, даже если потом не разогнуть такие, ненужные садоводу, части тела, как спина или шея. Как бы не так! И если вы еще только вознамерились пополнить мирную, как вам кажется, армию садоводов, знайте: вы вступаете на тропу войны, изнурительной, беспощадной войны, в которой огорчений и потерь будет скорей всего куда больше, чем радостей. Ибо так уж устроен человек, что приобрести желанную вещь для него всегда значит меньше, нежели лишиться ее.

Главный, так сказать стратегический, противник садовода - погода, а ее основное оружие - дождь. "Погода никогда не бывает такой, как надо, - утверждал Чапек, - у нее всегда то перелет, то недолет".

Конец, апреля, а то и начало мая. Холодно, пасмурно, идет назойливый дождь, временами вперемежку со снегом. Цветы попрятались по бутонам и почкам, лишь редкие смельчаки вроде леукойума отваживаются поглядеть на белый свет. Вам надо срочно убирать и сжигать нападавший за зиму мусор, рыхлить землю, вносить подкормки, и вы возитесь целыми днями в грязи, перетаскивая ее за собой в дом. Ватник, кстати, неважно сохнет.

Но вдруг ударила жара, и цветы, наверстывая упущенное, наперегонки устремляются в сад. /В этом тоже нет ничего хорошего, ибо так же наперегонки они будут и отцветать; очень неприятное чувство, когда все ваши фритиллярии, к примеру, и еще с десяток растений, которым положено цвести недели по две аж до середины июня, проделали это за несколько дней в первых числах: кажется, что еще немного и все лето пройдет, что впрочем сущая правда./ А на небе день за днем незамутненная облаками синева. А у вас влаголюбивые рододендроны, которые надо дважды в день поливать, желательно теплой, не сразу из колодца водой. Ладно, таскаетесь до одурения с лейками. Наконец долгожданный дождь, но какой! - настоящий потоп. Рододендронам ничего, они любят купаться с головой. Но как раз в цвету тюльпаны, нарциссы и гиацинты. Дождь скашивает их наповал, и с ними до будущего года все кончено. Где-нибудь в течение лета это избиение младенцев повторится еще два-три раза, и его жертвами непременно станут не слишком твердо стоящие на ногах маки, пионы и лилии.

Конец июля - на старте розы. Тут обязательно начинаются затяжные, дней этак на десять, средней силы дожди. Бутонам надоедает ждать; так и не раскрывшись, они печально уходят со сцены, унося невостребованные ароматы и красоту. А потом наступает осень /собственно, она давно уже наступила - в августе/, и тут возможно все, что угодно.

Но погода никогда не действует в одиночку; для надежности она обзавелась разнообразными вассалами и союзниками. Во-первых, своего рода ренегаты цветочного царства, так называемые сорняки. Это вражеская пехота. Не стану их всех перечислять; вместе взятые, даже с хвощом и крапивой они не стоят одной только сныти. Попробуйте оставьте ее без присмотра - с быстротой пожара она распространится к осени по всему саду и - пиши пропало. Ибо корни сныти расползаются на километровой глубине /ну хорошо, пусть 30 сантиметров - тоже достаточно/ на многие метры /это уже без всякого преувеличения/ вокруг, пронзают и опутывают корни других растений, и освободить жертву из плена чаще всего невозможно. И вообще, как ни искореняй сныть, всегда в земле останутся скрытые враги длиной в несколько сантиметров, да еще семена в придачу, которые на будущий год породят новое, еще более многочисленное племя зеленых отпрысков. Одно утешение: сныть съедобна. Дело, конечно, не в том, что из нее получаются очень недурные супы и салаты /за небольшую плату могу сообщить рецептик/, а в том, что, поедая их, вы удовлетворяете первобытный инстинкт дикаря: враг должен быть не только умерщвлен, но и съеден!

И все-таки с сорняками, даже со снытью, худо-бедно еще можно до поры, до времени бороться - главное не терять бдительности. В конце концов, они хоть и захватчики, но не хищники. Таковыми являются всевозможные представители животного мира. Это несметное войско, в которое входят: бронетанковая армия улиток, мотострелковая гусениц, кавалерийская жуков и клещей, саперная - их червеобразных и прочего вида личинок, а также воздушно - десантные части тли, моли и еще черт знает какой мерзости. /Богу, надо думать, это неведомо; иначе он как Верховный Садовод - что же может сравниться с его Райским Садом? – уж наверное принял бы какие-то меры./Все это беспрерывно грызет, сверлит, режет, пилит и точит - изрешечивает листья, выедает бутоны и луковицы, истончает цветоносы, подгрызает корни. Одни с наглым видом орудуют днем, другие партизанят по ночам. Но и это еще не самое страшное: у ваших врагов существует бактериологическое оружие - грибки и вирусы. Результатом их деятельности являются: мучнистая роса, серая гниль, ржавчина, пестролепестность, фузариоз, всяческая мозаика и еще сотни две болезней со столь же поэтическими названиями. Некоторые теоретически излечимы, иные нет. И ведь что поразительно: все они гнездятся именно на благородных растениях, никогда не покушаясь на сныть и крапиву. Союзники да и только!

Это ужасно. Доходит до того, что утром боишься выйти в свой сад. Вот здесь я вчера посадил чудный кустик карпатского колокольчика - где он теперь? Нет колокольчика, из земли торчат несколько обглоданных зеленых прутиков. Зато рядом, под туей, находишь омерзительную жирную улитку. С ненависть давишь ее - жаль, нельзя съесть. /Недавно узнал, что можно; поляки буквально процветают, поставляя улиток во Францию. Обидно, я бы согласился за полцены!/ Идешь дальше и видишь изуродованные вечнозеленые листья рододендронов, всего три недели назад отрасли. А ведь им полагается украшать куст четыре - пять лет. А вот на этих появились ржавые /серые, черные, бурые/ пятна - это грибок. Paragmidium sobcortium и...ну да, Botritis. А калина и вовсе без листьев осталась - так, что-то вроде зеленой паутинки. А вот почерневшие бутоны твоей любимой лилии - прикоснись и отвалятся /видимо, Liriomiza urophina/. А ведь три года ждал, пока она подрастет и зацветет. А вот склонила головку редкая роза; это уже, скорей всего, Antonomus rubi или Cetonia aurata. Такие открытия садовод делает изо дня в день, на каждом шагу. И чем больше души вложил он в свой сад, тем больнее бессильно наблюдать а его уничтожением.

Впрочем, кто сказал, что бессильно! В вашем распоряжении не только механическое, но и химическое оружие. И вот, вооружившись до зубов, кривым ножом, секатором, цапкой, лопатой, опрыскивателем и смертельными /избегать попадания на лицо, удалить детей и животных, не есть, не пить, не курить/ ядами, вы устремляетесь в свой сад с яростным желанием хоть что-нибудь в нем спасти. И тут на вас еще более яростно, уже заранее победно трубя, набрасываются штурмовые отряды ваших врагов - несметные эскадрилии комаров. И пока вы пытаетесь охотиться за тлей или улитками, комары - при подавляющем численном преимуществе - неотступно охотятся за вами. Кончается тем, что вы с неузнаваемым лицом в панике покидаете поле брани /не берусь воспроизвести ее на бумаге - благовоспитанные читатели не поймут/. И еще должны быть благодарны судьбе, если это только комары, а не мошка, не говоря уже о слепнях. На завтра - благо с утра пасмурно и не жарко - вы принимаете необходимые меры самообороны: надеваете резиновые сапоги и перчатки и облачаетесь в куртку с капюшоном. Несколько неудобно, конечно, но не более, чем средневековому рыцарю в латах. Ладно, комары тучей носятся вокруг, но вы неуязвимы, разве что один-другой случайно заберутся под капюшон. Но неожиданно проясняется, и температура воздуха подскакивает до 50 градусов по Цельсию в тени, так вам во всяком случае кажется.

Через пять минут вы уже на грани теплового удара - опять поражение. А потом недели на две начинаются дожди, когда всякие военные действия - но только с вашей стороны! - невозможны.

Думаете, что я нарочно сгустил краски, чтобы вас запугать? Ничего подобного, все так и есть, все сущая правда, притом не вся - мог бы рассказать и побольше. И тем не менее, я еще не встречал садовода, если только он Садовод настоящий, так сказать Sadovodus verus, который вступив на тропу войны, предал бы свой сад. Нет! Поливая его потом, слезами и кровью, он будет раз за разом бросаться на своих заклятых врагов - выпалывать, давить, сжигать и опрыскивать, спасать то, что есть еще хоть какая-то надежда спасти, ампутировать и предавать огню тела погибших друзей. Ибо знайте: Sadovodus verus занимается всем этим не для отдыха /хорошенький отдых!/, удовольствия и развлечения; скажете "хобби" - нет, что-то гораздо большее: страсть и призвание.

И когда, завершив свой путь на земле, душа его предстанет перед Верховным Судом, не сомневаюсь, что Сатана первым предъявит на нее свои права. "Он жестокий убийца, - обратится он к Господу, - вот список его жертв: 15826 улиток, включая стариков и детей, 884 гусеницы, 3023 жука, 22781 тля, 190011 комаров..."

"Ну, комаров он убивал в порядке самозащиты, - возразит Верховный Судия, - а что касается прочего... Так ведь зато он вырастил..." – и перечислит все сорта и виды древесных, травянистых и кустарниковых многолетников и точное количество распустившихся на них за все годы цветков: 1007759. А про себя подумает: "Черта с два отдам я тебе его. У меня как раз уже пятый век не цветет новый вид райской вишни, все руки до нее не доходят. Может, хоть у этого получится".

ОТКУДА БЕРУТСЯ РАСТЕНИЯ
Глава приключенческая

По Чапеку это происходит следующими способами.

1.Садовод "в глубокой задумчивости идет в дом...поспешно выписывает в каком-нибудь цветоводстве" все, что ему внезапно взбрело в голову /много чего!/, "потом он несколько дней неистовствует, что посылка не приходит и не приходит. Потом рассыльный приносит ему огромную корзину". И вся игра! Иди и сажай.

2."Садовод проводит зиму в натопленном помещении, заваленный по горло...садоводческими прейскурантами и проспектами,, книгами и брошюрами, из которых он узнает, что у него в саду нет ни одного из тех "ценнейших, пышноцветущих, совершенно новых, непревзойденных сортов", о которых он прочел в шестидесяти каталогах". Разумеется, он тут же заказывает "каких-нибудь сто двадцать". И опять никаких проблем... до той поры, когда он обнаружит, что разместить в саду от силы можно десять. Но это, как говорится, его заботы.

3.В каком-нибудь питомнике по соседству, хозяин которого всегда готов в качестве бесплатного приложения провести с вами несколько часов за "полезной и благородной беседой".

Я никогда не был в Чехии, но не имею ни малейших оснований сомневаться в правдивости показаний своего учителя. Да и что иного можно было бы собственно ожидать от сравнительно отсталой буржуазной страны в конце третьего десятилетия 20 века! Согласитесь, что все это...как бы помягче сказать?.. пресно, что ли.

У нас не так, у нас соли и перца хоть отбавляй. Потому что нет ни каталогов, ни прейскурантов, ни цветоводств, ни питомников. А если что-то и появляется, то нет таких денег. Я не пророк и не знаю, что будет в России лет через двадцать, может быть растений не станет, а может и садоводов, пока же дело обстоит, точнее обстояло, примерно так.

Решившись встать на тропу войны, Садовод начинающий прежде всего начинает хождение по Садоводам - соседям. Обычно Садовод - сосед относится к наиболее распространенному виду, именуемому Sadovodus vulgaris /vulgaris, да будет вам известно, переводится как "обыкновенный", а не "вульгарный"/. Чаще всего это благожелательные и скромные в своих садоводческих устремлениях люди, готовые бескорыстно поделиться с ближним тем немногим, что произрастает на их участке: какого-нибудь одного цвета астильба, несколько осенних флоксов, один-два сорта нарциссов, непременно бадан, очень часто люпин, садовые колокольчики, водосбор, неожиданно пышный белый или бордовый пион, какой-нибудь бородатый ирис и еще с десяток более или менее случайно приобретенных многолетников. Из декоративных кустарников наиболее вероятны сирень, метельчатая спирея, акация и шиповник.

На первых порах Садовод начинающий страшно рад даже малой толике этого сказочного богатства, но через год - другой запросы его возрастают. И вот удача: ему удается познакомится с Садоводом знатным. Внешне Садовод знатный обычно не отличается от Садовода обыкновенного.

За редким исключением он женского пола, выше среднего возраста, одет живописно, но просто /встретив его в таком виде на улице, вы либо поспешили бы на противоположную сторону, либо подали милостыню/; вместе с тем, он преисполнен сознания собственного достоинства. И не без оснований: в его саду можно встретить и розы, и пионы, и георгины, и непременно клематисы - все, если и не "совершенно новых", то "ценнейших, пышноцветущих" сортов, почти наверняка небольшую коллекцию тюльпанов, нарциссов, лилий, гладиолусов или ирисов, а иной раз и несколько хвойных пород. Немного свысока, но в общем вполне любезно, он уделит вам полчаса - час, а под конец даже одарит вас несколькими действительно ценными луковичками или саженцами. Единственный его недостаток... нет, даже не недостаток, а слабость: он по-детски обидчив.

Более всего обижает его, если вдруг обнаружится, что кто-то имеет что-то, чего нет у него. Помню, как один садовод уже не начинающий, но еще и не знатный показывал в кругу Садоводов знатных довольно красивые слайды своего садика, где было много камней и гораздо меньше карликовых хвойных, рододендронов и сравнительно редких травянистых многолетников. Зрители реагировали неоднозначно: кто-то саркастически /в том смысле, что "все это все равно не будет расти"/, кто-то никак, а одна дама только и изрекла: "А у меня тоже есть горка". И все же будем справедливы: при всех его маленьких слабостях Садовод знатный почти всегда Sadovodus verus, и уже одно это ставит его в ряд если не со святыми, то со стоиками или безумцами.

В Ботаническом Саду Эстонской Академии НаукСуществуют, разумеется, и другие способы приобретения растений в Санкт-Петербурге. В прежние годы едва ли не основным были общества клубы, кружки; там собирались садоводы всех рангов, разговаривали, делились опытом, слушали лекции, а главное, раз в году садились в автобусы и ехали на экскурсию в какую-нибудь из братских прибалтийских СР: в Ботанические сады для воспитания чувств, в питомники и к тамошним Садоводам знатным для приобретения, за деньги конечно. Эти поездки не обходились без слез, страстей и интриг, но преднамеренных отравлений, по моим данным, не было. Любовь к цветам с злодейством несовместны!

Мне в этом плане повезло. Еще в стадии Sadovodus vulgaris я был сочувственно принят сразу в нескольких Ботанических садах; к тому же свои поездки в Прибалтийские республики я мог осуществлять на индивидуальном транспорте в компании отнюдь не конкурентов, а одного - двух близких людей. В Ботаническом Саду Эстонской Академии НаукО, это были захватывающие, полные приключений и даже опасностей путешествия. Во-первых, никогда не было заранее известно, что нам дадут; едешь и думаешь с замиранием сердца: вот бы это и то. Приезжаешь - ни того, ни этого нету, так, что-то по мелочам...И вдруг - нечто! О чем даже не мечтал, а то и вовсе не подозревал о существовании. Во-вторых, индивидуальный транспорт имел обыкновение ломаться - тоже наверно нервничал. Однажды мы остановились в какой-то сельской местности сфотографировать гнездо аистов, а по окончании этой операции обнаружили, что из карбюратора резво вытекает бензин. Одной искорки на каменистой дороге было бы достаточно, чтобы вместо Ботанического сада г.Таллина /тогда он еще не был Таллинном/ кратчайшим путем попасть в Сад Райский. И то, что этого не случилось, прямая заслуга аистов; поэтому-то так важно беречь птиц и зверей.

Доктор Юрий Мартин В Ботаническом Саду Рижского УниверситетаНикогда не забуду нашей последней поездки - в июне 1989 г. Мы ехали, как на бензовозе, среди канистр с бензином, так как знали, что в Латвии этот вид топлива почему-то вышел из употребления. Сразу же по возвращении в Россию за нами захлопнулась граница; приобретя в итоге бензин, прибалтийцы навсегда лишились нас, и похоже, хуже от этого стало не только нам. Во всяком случае, я до сих пор не постиг, зачем они запретили экспортировать луковицы, что десятилетиями кормило их садоводов.

Многолетние контакты с ботаниками убедили меня, что в большинстве своем это очень хорошие люди, к тому же, в отличие от вида Садовод знатный, начисто лишенные чувства зависти. Напротив, когда они видят перед собой Садовода настоящего /а такого рода диагноз опытный ботаник ставит мгновенно/, то готовы помогать ему, чем могут, невзирая на время и национальность. И это лишний раз свидетельствует, что любовь к цветам сплачивает народы, а не разъединяет - как, например, ложно понимаемая любовь Богу.

Я не упомянул еще об одном способе приобретения растений – из природы. Конечно, проживая в Ленинградской области, на многое рассчитывать не приходится /то ли дело наш Дальний Восток! - но об этом потом/, и все же. Есть папоротники, вереск и можжевельники, кое-где встречается волчеягодник, или дафна, из травянистых многолетников: пульсатилла /прострел/ и печеночница, ветреница, хохлатка, ландыш, купальница, калужница, герань, колокольчики... Даже орхидеи: башмачок настоящий /притом золотой! - не поддельный какой-нибудь/, ятрышник и любка двулистная - вполне достаточно для небольшого каменистого садика. Поэтому отправляясь в лес за грибами и ягодами, я обычно прихватываю штыковую лопату покрепче.

Как видите приобретение декоративных растений в наших условиях дело столь же непростое, сколь и увлекательное, воспитывающее у садовода долготерпение и предприимчивость, умение приспосабливаться к обстоятельствам и отвагу искателя приключений, смирение и чувство ответственности. Жаль, что садоводами обычно становятся не смолоду, иначе наделенные такими качествами люди могли бы затем успешно проявить себя во многих сферах общественной и политической деятельности.

Они знают, каким семенам какая требуется почва, когда и что можно сажать и пересаживать, где следует ограничиться подрезкой лишь засохших побегов, и где необходимо вырезать куст под корень, а то и вовсе выкопать и сжечь. Но наши политики видимо не разводят цветов. "Оттого и идет все вкривь и вкось на этом свете".

РОДОДЕНДРОНЫ
Глава научная

Я уже говорил, какие растения у нас в наибольшем почете: розы, пионы, клематисы, еще георгины, гладиолусы, ирисы. Спору нет, все они аристократы цветочного царства, а роза так и вовсе его королева. Но кто король? Об этом история умалчивает. Ну так я вам скажу: рододендрон! Не верите? Поезжайте в Японию, где - по непроверенным, правда, мною данным - произрастают свыше 60 видов из примерно 1000 известных науке. Причем добрая половина относится к числу наикрасивейших. /Вообще я заметил, что очень многие цветы из Японии едва ли не самые ценные представители своего рода. Может быть потому, что там их любят и понимают, как нигде?/

Старый монарх ('Cunninghams White')Вы скажете, что Япония слишком далеко. Ну тогда могу рекомендовать вам Кавказ; там, правда, имеется только 5 видов, но хороши: рододендрон Смирнова, рододендрон лютеум /то есть желтый/... А фирменный, так сказать, рододендрон - кавказский! Что? на Кавказе небезопасно? Может быть, Рига? - там такая, скажу я вам, коллекция в университетском Ботаническом саду... Ах, нет визы! Ну так сходите хотя бы полюбуйтесь цветущими азалиями в оранжерее Ботанического сада в Петербурге, правда, вовсю течет крыша, ну да рододендроны как раз любят влагу. И пусть вас не смущает, что я говорю то о рододендронах, то об азалиях, это слова синонимы, второе обычно применяется к рододендронам закрытого грунта. Смущать должно другое: рододендронов открытого грунта в садах Санкт-Петербурга, в частности, и России, вообще, действительно очень мало и приобрести их практически негде. Но рододендроны в этом не виноваты.

Так что же такое рододендрон? Открываем очень солидное пособие: "Рододендроны /греч. rhodon - роза, dendron - дерево/ - вечнозеленые, полувечнозеленые или листопадные кустарники, кустарнички, реже деревья". В этой короткой фразе заключена весьма емкая информации.

Рододендрон АльбрехтаВо-первых, научно подтверждается мое утверждение, что рододендрон король: розовое дерево, или дерево розы, стало быть ее муж, а муж королевы это и есть король. Во-вторых, выясняем, что в отличие от подавляющего большинства других пригодных для нашего климата растений рододендроны бывают вечнозелеными - как елки. Представляете, что за зрелище: круглый год, снег - ни снег, зеленые листья, а у некоторых они величиной с ладонь пианиста. На морозе, правда, они ведут себя довольно своеобразно: скручиваются вокруг центральной жилки в тугую, как стручок, трубочку - и никакая зима им не страшна. Кстати, эта способность скручиваться как раз и отличает подлинного короля от тепличной азалии. Теперь о деревьях и кустарничках. Деревья в нашем климате не увидишь, для этого нужно отправляться в Гималаи. Там на высоте две с половиной - три тысячи метров встречаются гиганты до 30 метров ростом! Но уже выше четырех тысяч метров не растет ничего /стоящего, чтобы лезть на такую высоту/, кроме... опять-таки рододендронов, только карликовых; это и есть кустарнички высотой всего в 20-30 сантиметров. Листочки у них тоже вечнозеленые, во время цветения они образуют сплошной розовый /сиреневый, голубой, фиолетовый/ ковер, а ведь там по ночам даже летом приличные заморозки.

Итак, вы уже видимо поняли, что рододендроны растения горные, некоторые довольствуются высотой "всего" 1000 - 1500 м, но есть и верхолазы, забирающиеся выше облаков - на 4500 м и более! Мороза они не боятся, некоторые виды умудряются существовать даже в полярной зоне: на севере Америки, в Гренландии, Финляндии, на Камчатке. Есть и неженки, предпочитающие теплые страны, но в большинстве своем рододендроны племя спартанское.

 

Откуда родом вы, рододендроны,
Племя горное, гордое?
Мы с Кавказа! - С Альп! - С Колымы!
Я с Тибета, а он с Каракорума!

Мы для неба землёй рождены
И цветём мы для птиц и для звёзд.
Нам опора - гранит,
Не устрашит
Нас ни дождь, ни снег, ни мороз.

Будет время для лилий и роз.
А пока всеми красками Рембрандта
В моём тихом саду
Вдохновенно цветут
Знаменосцы весны - рододендроны.

Мы с Камчатки!..с Балкан!..с берегов Кэтевби!
С Гималаев мы!..с Каракорума!
С вами я, преисполненный братской любви,
Племя гордое, горное.

 

У читателя может возникнуть сомнение: а как же эти горцы растут на уровне моря? И потом насчет "всеми красками Рембрандта". На основании многолетнего личного опыта могу подтвердить, что растут. Единственное, что им нужно: постоянная влага и хорошая легкая почва с примесью торфа или перепревшей хвои, желательно сосновой. Правда, маленьким вечнозеленым рододендронам этого может оказаться недостаточно. Много лет назад в одном из Прибалтийских Ботанических садов я обнаружил штук 30 тибетских рододендронов /по-ученому Rh. keletikum/, высаженных прямо на газоне. Попробовал выклянчить хоть один - безуспешно: мне дали "только" несколько среднерослых рододендронов других видов. И тогда я его украл - говорил же я, что жизнь садовода полна искушений и опасностей! Посадил свое сокровище примерно так же, как в этом