Материалы
для скачивания
СКАЧАТЬ
ПРАЙС-ЛИСТ
Android
приложение
Как купить
Контакты
Время работы
Публикации

  Газета
  Наши советы
  В мире растений
  Зеленая жизнь
  Интересные заметки о растениях
  О питомниководстве
  Учеба
  Пресса
  Среда обитания
  Видео
Вход в личный кабинет


Размер шрифта: А А А А

От английского сада к российскому питомнику


Политкорректное предисловие

Сад, о котором сегодня пойдет речь, неотразим. Но написать о нем мне было очень трудно. Казалось бы - чего проще: вот фотографии, вот хозяйка. Рассказывай и показывай. Но к этой очевидной задаче я пыталась подступить с разных сторон, и все не получалось, все меня что-то тревожило. На самом деле я, конечно, понимала причину беспокойства и поэтому пробовала подойти к сути дела поразному. Сначала хотела сразу взять быка за рога и начать с патриотического лозунга "Поддержим отечественного производителя!". Другой вариант предполагал более мягкий заход - отправной точкой служил бы тезис "Сад меняет судьбу". Было и повествовательно-репортажное начало: "Из этого сада никто не уезжает налегке. Я увозила домой творог и сметану от собственных коров и свежайшие яйца от довольных своей участью кур". Но ни один из перечисленных, как, впрочем, и другие тезисы не прошли кастинг и не были утверждены на роль первого абзаца. Я обратилась за помощью даже к Александру Сергеевичу Пушкину, перечитала "Дубровского" и "Барышню-крестьянку" пытаясь разгадать секрет, благодаря которому в его повестях слово "помещик" не вызывает заведомой неприязни. Ну да, речь пойдет о довольно большом землевладении, которое в прежние времена с полным основанием именовалось бы поместьем. Тут-то и кроется корень проблемы: я опасалась растревожить еще не во всех и не окончатель-но уснувший классовый антагонизм, разбудить тоску по ушедшему от нас колхозному "Вишневому саду". Не будем, однако, забывать, что живем во времена, когда "капитализм шагает по планете" и надо быть готовыми к очередной смене масштаба. Масштаб фермерского хозяйства психологически уже достаточно освоен. На очереди появление больших частных земельных владений, в известном смысле возрождение помещичьих традиций.

Уроки Джеймса

Англомания - как раз одна из таких знакомых нам по литературе и по истории ландшафтного устроительства традиций. Впрочем, скорее всего, приглашая на работу английского ландшафтного дизайнера, Ирина Савватеева исходила из более практичных резонов, чем потребность восстановить историческую преемственность. 10 лет назад, когда закладывался этот сад, у отечественных специалистов еще просто не было опыта - освоить надо было 8 гектаров. Какими бы обучаемыми и, как теперь говорят, креативными, не были отечественные ландшафтники, практике работы на больших территориях в то время взяться еще было неоткуда. Это ведь не общедоступный парк, а частная земля. Кроме того, по семейным обстоятельствам Ирине приходилось часто ездить в Англию, и она не могла не познакомиться с достойными подражания садовыми образцами и не поддаться соблазну. Короче говоря, для устройства сада был приглашен уже несколько лет проработавший в России английский дизайнер, назовем его Джеймс. Ему было поставлено всего несколько условий: никакой вычурности, ничего, что противоречило бы окружающей природе, ничего заморского или какого-нибудь "японского". Джеймсу предстояло оправдать славу английского дизайна, не посягая на красоту местной природы. С задачей он справился в высшей степени достойно.

Однажды по телевизору показывали английский фильм, и в поместье, на фоне которого разворачивался сюжет, я узнала почерк Джеймса. На самом деле все наоборот - это Джеймс использовал в саду Ирины набор классических приемов сельской Англии. Они очень просты, убедительны и одновременно поучительны.

Есть несколько основных тем, которые проходят по всей огромной территории усадьбы, связывая ее в единое целое, но при этом не утомляя однообразием, напротив, создавая атмосферу покоя. Эти несколько тем перед вами: во-первых, простые деревянные ограждения с повторяющимся ритмом. Ограды имеют самое практическое назначение: не пропускать скот. Ритм имеет столь же простое объяснение - это стандартная длина бруса. Просто все сделано очень капитально, без небрежности, "по струнке".

Этот же ритм повторяется в непривычно далеко друг от друга посаженных деревьях и кустах. Например, яблони расселены на расстоянии 10 метров друг от друга. Травку вокруг должны, согласно вековой традиции, превращать в газон овцы. Еще одна сквозная тема сада - стриженые липовые изгороди. Липа - вообще главное дерево, понятно, что и въездная аллея тоже липовая.

По единому образцу (и тоже очень скупо) сделаны вес дорожки - их ложа ограничены досками и засыпаны щебнем. Так же - деревянным брусом и щебнем - оформлены подъемы на искусственные холмы, образованные грунтом из котлованов. Котлованы нужны были для прудов - их на территории четыре. Умиротворяющий и не раздражающий глаз ритм повторяется и в массивах по-садок, и в оформлении цветников и пергол. Все очень логично, все материалы и растения сочетаются друг с другом.

В этой простоте, лаконичности и экологичности материалов, мне кажется, и заключен главный "урок Джеймса". Вычурность и излишества возникают там, где хозяевам или дизайнеру надо кому-то что-то демонстрировать и доказывать. Здесь все сделано добротно и для себя, не напоказ. И еще очень важное правило: когда взята какая-то "нота" - цвет, материал или линия, - она должна быть протянута по всему участку, иначе будет выглядеть случайной и чужеродной. Если это правило работает на большой территории, то оно еще более требовательно к участкам малым. Так мне кажется.

Сад меняет жизнь

За примерами того, как сад изменил судьбу хозяина, ходить далеко не приходится. Достаточно ближе познакомиться с авторами и сотрудниками нашего "Вестника". Но сейчас речь не о нас, а об Ирине Савватеевой, в прошлом журналисте. Как уже было сказано, из ее гостеприимного дома я уезжала с тяжелыми пакетами свежей домашней снеди. Хозяйство обширное - коровы, овцы, лошади, птица, огород, теплицы. Со временем стало очевидно, что поддерживать такое большое заведение в порядке стоит не только больших сил, но и денег. Земля должна сама себя кормить - таков был логичный и проверенный столетиями вывод. Ира к тому времени уже серьезно болела садом, поэтому традиционные сельскохозяйственные решения - животноводство, овощи или зерновые - ее не устраивали. Ее выбор вписывался в "историю болезни", продолжал тему сада: было решено заложить питомник декоративных растений. На самом деле это тоже вполне сельскохозяйственное решение - уже даже для высших чиновников соответствующего министерства стало наконец очевидно, что растения для сада и для души тоже суть сельское хозяйство. Что ж, решение было принято, поддержка мужа и брата обещана, главная идея будущего питомника сформулирована. Идея проста и дорога любому садоводу: посадочный материал должен быть высочайшего класса и при этом акклиматизирован и доступен по цене. Ирина отважно вступила на новый путь, не подозревая, сколько сложностей, засад и обманных троп ждет се впереди.

Проблемы отечественного производителя

Дня начала брат и сестра Савватеевы объездили питомники Германии, Англии, Польши. Вникали во всe тонкости, приценивались к технике, набирались впечатлений. Одновременно изучали отечественные питомники. Не надо думать, что преимущество последних состоит исключительно в гуманном отношении к сорнякам. Даже в самом заброшенном советском питомнике-стогектарни-ке было чему поучиться: работе с клиентами, практике налаживания контактов с коллегами на всем пространстве СНГ, технологиям зимнего укрытия и т.п. В европейских питомниках к сорнякам непримиримы, деревья по всей науке обрезаны, посадки ухожены. Но из аккуратности и опрятности по отношению к растениям вовсе не следует такая же безупречность по отношению к нашему российскому потребителю. Увы, и там не без лукавства. Возьмем, к примеру, прививку. Соблазн купить красивую штамбовую форму велик примерно так же, как велико горе при виде гибели привитой красоты. Многие испытали на себе горечь этой утраты. Я сама не раз провожала в последний путь па костер уроженцев Голландии, Польши, кстати, и выходцев из подмосковных питомников тоже. Никто не ведет статистики, но считается, что из пяти привитых растений выживают в лучшем случае три. Так вот, польские производители не скрывают своей радости по этому весьма огорчительному для нас поводу. Их можно понять (но не простить!) - это бизнес, и он тем более перспективен, чем короче жизнь посадочного материала. А "живучесть" материала часто не больше 2-3 лет. Что, представьте, просто заложено и бизнес-планы.

А главная идеология этих бизнес-планов, нацеленных на Россию, проста: надо быстро, много, красиво. Поэтому растения накачиваются стимуляторами, чтобы к торговому сезону они подошли на пике декоративности. И мы всегда попадаемся на эту коммерческую удочку!

Пережив нашу свирепую зиму и драматическую - от заморозков к оттепелям и обратно - весну, покупатель становится психологически уязвим для обмана, а выросшие на нашей земле растения просто не могут соперничать с сытым импортным материалом в красоте.

Вот выводы, к которым пришла Ирина Савяатеева, проведя сравнительный анализ двух систем:

- У западных питомников перед нашими есть, конечно, огромные преимущества. Многие из них работают в рынке уже более ста лет. Благосостояние, опыт, мастерство - все это накапливается и прирастает из поколения в поколение. Там почвы обработаны, механизмы отлажены, работники обучены: Для сравнения: в питомнике Брунса за годы его существования создан плодородный слой земли толщиной в полтора метра. В нашем же питомнике если есть 25 сантиметров пахотного слоя - уже хорошо.

Но если земли российские беднее, грубо говоря, в шесть раз, то скудость технической оснащенности российских питомников просто несопоставима с европейским изобилием. Мы вот купили в этом году, собравшись с духом, "бэушные" немецкие машины - выкопочную и посадочную. Так приезжающие коллеги глядели на это чудо техники, как на какой-нибудь космический корабль ХХII века. (У многих из них известно какая техника на вооружении: лучший трактор - "Три таджика"). А у Лорберга-Брунса-Лаппена новехонькими блестящими машинками все ангары заставлены. Бамбук воткнуть в грунт-машинка. Бамбук вытащить из грунта - машинка. Ком упаковать - опять же механизм работа-ет. Крону спеленать - еще одно приспособление. Я уж молчу про технику для обработки земли. Думала, агроном наш разрыдается, глядя на бесконечную вереницу тракторов, плугов и борон у ворот европейских питомников.

Кроме того, что немаловажно, на Западе давно существует разделение труда и кооперация: здесь сеют, там прививают, и одном питомнике специализируются на одно-двухлетних растениях, в другом - на крупноме-рах, в третьем - на травянистых многолетниках. И новые технологии, ассортимент машин и механизмов ориентированы именно на такую дифференциацию. Когда наивная Савватеева предложила подобного рода сотрудничество одному из подмосковных питомников, ей ответили по-нашему, по-простому: дураков нет, кто же это будет поддерживать конкурента? Поэтому у нас в каждом питомнике все и сразу: и деревья всех размеров, и кусты, и розы, и семена, и прививки...

Так что остались брат и сестра Савватеевы один на один со своей целиной, с тяжелой глиной, с нашей короткой весной, когда надо успеть и вспахать и посеять за те драгоценные дни в мае, когда почва едва успевает подсыхать между сходом талых вод и неотвра-тимыми, как рок, весенними дождями, с почти неразрешимой кадровой проблемой. Последнюю проблему "майские" значительно усугубляют:

- Ужас ситуации заключается в том, что обычно самыми пригодными для работы оказываются первые пятнадцать дней мая, в течение которых безотказно срабатывает общеизвестный национальный алгоритм поведения, сломать который практически невозможно: "Майские" - это святое. После праздников, конечно, все обязательно выйдут на работу. Но тут-то по закону подлости и начинается сезон дождей.

Но, как говорится, глаза боятся - руки делают. Уже построена первая теплица, заложены маточники, построена контейнерная площадка. Первое поколение кустов и деревьев в "Питомнике Савватеевых" посажено по линеечке, нежится на солнышке и по примеру образцовых западных производств виртуозно прополото. Освоенная под питомник территория составляет 5 гектаров, и на вновь обработанной целине уже подрастают и готовятся к зиме деревья. На площадку, где выставлена первая партия подготовленных к продаже растений, вступить страшно - настолько там чисто выметено и вымыто. Значительная часть посадочного материала, выставленного на продажу, завезена по весне с голым корнем и высажена в контейнеры. Но есть и перезимовавший материал - тот, что сажали в грунт прошлой весной и на протяжении двух сезонов обрезали, пропалывали, подкармливали. Пока не вырастут собственные деревья и кустарники в большом количестве, Савватеевы так и планируют действовать: частично продавать завезенное, частично - зимовавшее или выращенное с нуля в российской земле.

Стратегическая задача такая: года через два кустарники - почти все свои. Деревья - традиционные для России виды - будут выращиваться из семян. Но значительная часть - уникальные сорта - будут по-прежнему закупаться в Европе, раститься 3-4 года и после продаваться. Как считает Ирина, устраивать помешательство только на выращивании отечественного материала "из семечка" также глупо, как и возить исключительно европейское.

- Нам надо искать свою нишу не просто на российском рынке, но в мировом разделении труда, - рассуждает Ирина. - Российский потребитель уже привык к высокому качеству и к буйному сортовому разнообра-зию, которые предлагает нам Европа на протяжении целого ряда лет. Но, вместе с тем, покупателю уже хочется, чтобы это нечто сортовое и изысканное было свое, российское, или, на худой конец, хотя бы одну зиму в России зимовавшее.

Вот в  том направлении и будем работать, пытаясь найти баланс между реалиями рынка, желаниями потребителя и нашими возможностями, которые, к сожалению, много чем ограничены - климатом почвами, кадровой проблемой, отсутствием опыта жизни в рынке, а также отсутствием в России всего и вся, чего ни коснись - современной техники, дешевых контейнеров, качественных бамбуков, специального подвязочного материала и даже степлеров и скрепок для крепежа этого материала.

В будущем, когда у нас будет и имя, и репутация, когда появятся постоянные клиенты, вероятно, мы откажемся от того, чтобы привозить в больших количествах материал для ассортимента. Возможно. Жизнь покажет. Не знаю. На самом деле, для нас с братом правильная стратегия развития нашего бизнеса в российских условиях - это формула с огромным количеством неизвестных. Это самая сложная задача, которую нам приходится решать.

Недавно к Ирине приезжал коллега из Нидерландов и был вынужден признать, что далеко не каждый голландский питомник смог бы с честью выдержать сравнение с саввате-евским. А курсы повышения квалификации при лесотехнической Академии местом проведения семинара для преподавателей вузов и техникумов со всей России выбрали именно савватеевский питомник. Как образцово-показательный. Так что успехи очевидны, и они тем более впечатляют, что достигнуты за очень короткий срок - всего полтора года.

Дальше, по всем законам жанра, должно последовать большое "но". Вот оно: но не будем спешить поздравлять Савватеевых с победой. Пока они преодолели только первую череду препятствий - сельскохозяйственную. Впереди самое серьезное и болезненное испытание отечественным бизнесом. Произвести - пол дела. Надо вывести продукцию на рынок. А тут аплодисментов и восторгов ждать не приходится...

Заключение

Концепция нашего журнала предусматривала среди прочих обязательную рубрику "Поддержим отечественного производителя!". Но рубрика прожила недолго: она натыкалась на рыночное противоречие. Его суть такова: информация о производителе становится рекламой, а за это надо платить. Либо в прямом - бухгалтерском смысле, либо в переносном - утратой репутации журнала, который тут же заподозрят в публикации проплаченных материалов, в так называемой джинсе. С этим обидным фактом приходится считаться, потому что журнал контролируют и бдительные читатели, и финансовые органы, Так что расточать отечественному производителю похвалы в тех редких случаях, когда он этого заслуживает, рискованно. Не менее рискованно, кстати, бранить - ведь производитель одновременно еще и потенциальный рекламодатель.

Такова суровая действительность, с которой нельзя не считаться. Поэтому нам приходится оборвать историю о том, как английский сад стал российским питомником, на самом драматическом месте и расстаться с нашей героиней у ворот с суровой надписью: "Здесь начинается рынок". Держитесь, Ира!

А мне остается добавить одно, но очень важное, как мне кажется замечание. В свободное время Ирина с мужем изучают окрестности. Из походов и поездок они возвращаются с трофеями: не только с многочисленными вещественными свидетельствами проходивших в окрестностях боев, но и с домашней утварью из навсегда покинутых деревень. Вместе с питомником в эти красивейшие, но почти уже обезлюдевшие места в каких-нибудь двухстах километрах от Москвы возвращается возможность найти работу. А значит, могут вернуться и люди. Как говорится, дай Бог!

Статья в журнале "Вестник цветовода"